Виктор Антончик - «Декорации изменятся – качество бытия останется»

  • Виктор Антончик - «Декорации изменятся – качество бытия останется»

Виктор Антончик - Художник и музыкант, философ и культуролог, автор методик в области теории и практики культуры, хореографии и психоанализа. Основатель и режиссер театра Virginalis. Разработчик авторских курсов «Ментальная картография», «Культурология», «Анатомия восприятия», «Эволюционная типология» в Университете эффективного развития в Украине, России и Белоруссии.

 

Что значит состояние человека и насколько это важно?

Существует много систем и описаний состояний, но в массовую культуру вошли две основных парадигмы. Древняя культура Индии подарила человечеству богатое наследие из описания состояний – от самых простых, низких, животных до самых высоких, человеческих и даже сверхчеловеческих.

Индийская система чакр описывает состояние как вертикальную иерархию человека. По ней мы понимаем, что состояния бывают высокие и низкие.

Есть чакры, которые ответственны за биологические, звериные состояния, и только начиная с  четвертого, сердечного центра – анахаты, открываются человеческие состояния.

В 70-е годы ХХ века появился еще один, альтернативный способ, который вошел в масскульт благодаря Карлосу Кастанеде. Он предложил рассматривать состояние не как вертикальное, а как горизонтальное явление. Карлос Кастанеда ввел термин второе внимание. Это значит, что существует обычное состояние, в котором мы находимся, а есть второе внимание, или второе состояние – некое смещение в сторону, которое очень напоминает погружение в сон или сновидение, то есть смещение в параллельные реальности.

Это трансформация состояния не от высокого к низкому (и наоборот), а шаг в сторону, в параллельную реальность, где происходит то, что не может случиться в этой, известной нам реальности.

Например, сюрреализм в искусстве – это не какие-нибудь высокие состояния сознания и не сама реальность, это измененные, принципиально другие состояния, которые находятся рядом с обычными.

Если обобщить вышесказанное, то в масскульте состояние –это две парадигмы. Вертикальная парадигма, где состояния рассматриваются как иерархия ценностей, и горизонтальная, где состояния представляются как нечто потустороннее.

Индийская парадигма описывает состояние как расширение сознания, то есть состояние становится шире и, соответственно, выше, потому что оно больше вмещает. А второй принцип состояния, условно скажем, принцип Кастанеды, показывает с помощью состояния, насколько вы можете перейти в ту реальность, которая отличается от общепризнанной. Другими словами, как далеко вы можете сместиться, к примеру, в состояние животного или в другие миры, мир сновидений.

Например, к нашему интервью в индийской парадигме можно добавить простое качество: мы можем общаться, дурачиться, вести светскую беседу, углубляться и расширяться, но мы остаемся в этом мире. Ничего не меняется, и тем не менее происходит расширение. Это расширение не подразумевает, что мы уходим с того места, где сидим, –мы просто становимся шире. А в парадигме Кастанеды мы можем, как шаманы, впадать в измененное состояние и выходить за пределы этой реальности.

В какой парадигме находится человек – на пересечении вертикали и горизонтали?

Нам предоставляется определенный выбор состояний. Причем каждый человек, который с ним сталкивается, довольно быстро понимает, что это два противоречивых явления. Так, измененные состояния осознания, развивая одну сторону, ущемляют другую. Я называю измененные состояния духовным авантюризмом, потому что в самом понятии перехода в другую реальность, желании дотянуться до чего-то далекого, неизвестного есть авантюра. Происходит жертва своим качеством бытия как таковым ради желания проникнуть как можно дальше в другую реальность.

Например, вы живете в Киеве, у вас есть определенное качество жизни, ваша степень счастья.

Вдруг вы решаете переехать, например, в Америку в надежде на то, что там вы будете намного счастливее. Но, приехав в Америку, вы обнаруживаете, что качество бытия вы не можете поменять – вы изменили лишь декорации своей жизни, но счастливее не стали, потому что счастье – это ваше личное качество. Таким образом, когда декорации изменятся, качество бытия останется тем же.

С другой стороны, измененные состояния могут настолько сильно менять декорации, что реальность иного мира, в который мы попадем, будет кардинально отличаться от нашей. Тем не менее мы попадаем туда теми, кем мы являемся сейчас. Следовательно, как только мы вовлекаемся в эту духовную авантюру, то сразу теряем потенциал, который могли бы иметь, если бы не вовлекались.

Индийская парадигма отвечает на это неподвижностью – человек садится напротив белой стены и сидит так долгое время. Буддизм начался именно с этого процесса, который называется цзочань бигуань. Белая стена играет ключевую роль, потому что человек учится не менять декорации, а менять себя. Для расширения нужна статичность, а для авантюризма, измененных состояний –динамичность, чтобы как можно дальше отскочить в сторону. Поэтому мне кажется, что рассмотренные два состояния прямо противоположны.

Можно ли работать над состояниями, развивать их?

Можно, но это пока мало изучено. Измененные состояния фактически находятся в зоне технологической доступности. Речь идет о психоделиках и их сознательном использовании, о техниках сновидений и холотропного дыхания, популярных сегодня во всем мире. Даже если вы просто возьмете бубен и начнете в него стучать, через какое-то время у вас появится измененное состояние. Территория измененного состояния очень технологична: следуя определенной технологии, вы выходите в измененное состояние. Именно это Кастанеда назвал второе внимание –смещение внимания изданного мира в иной.

Что касается индийской парадигмы, она на протяжении моей жизни выявила свою технологическую несостоятельность. Например, у классической йоги (патанджали, хатха) оказался предел –она не дала интенсивных результатов. Вторая парадигма не привязана к технологиям, к каким-то приемам, концентрации на одной точке или деконцентрации. Человек не может повысить качество бытия по расписанию, нажатием на кнопку –слишком сложные процессы должны произойти.

Универсального рецепта счастья нет –состояние счастья не достигается с помощью технологий. Любые технологии работают в психоделическом направлении. Согласитесь, было бы очень банально, если бы духовность была технологичной. Какая бы это была духовность, если б ее можно было развить, выпив таблетку, сделав упражнение, концентрируясь или деконцентрируясь? Я думаю, что любая технология, какую бы я ни описал сейчас (театральная, хореографическая, любая другая), всегда будет касаться измененных состояний, но никогда не будет повышать качество бытия.

Возможно ли из низких состояний перейти к высоким?

Возможно, но индивидуально. Одни не могут это сделать, а кто-то может. Но как это произойдет – через влюбленность, смерть близкого человека или как-то иначе, – я не знаю. Высокое состояние сознания – это непредсказуемое событие, кото- рое всегда происходит неожиданно, его невозможно предвидеть. И в этом вся его ценность.

Пытаться культивировать любые высокие состояния – нерезультативно. Высокое состояние не может быть выше человека.

Значит, состоянием управлять нельзя?

Зависит от самого состояния. В Индии некоторые измененные состояния называют факирскими. Например, танцовщица должна безупречно танцевать на одной ноге. Для этого ей нужно войти в определенное состояние, технология которого известна и может быть описана.

То есть она знает, что надо сделать и над чем работать, чтобы в танце появилось некоторое левитационное состояние, некая потеря веса тела. Такие измененные состояния для многих хореографических школ являются обязательными. Это выглядит несколько неправдоподобно, но балерины действительно облегчают вес тела, чтобы танцевать, – они не только занимаются у станка, не только тренируют ноги, но и учатся определенным состояниям.

Кстати, есть еще одна система состояний, которую нам подарили импрессионисты в конце XIX века. Собственно, что такое импрессионизм? Это разнообразные переживания, богатая палитра грусти или радости. Их трудно понять в иерархическом контексте высоких или низких состояний – они просто разные. Европейская традиция импрессионизма, которая перешла в ХХ век как абстракционизм, является господствующей, можно сказать, эстетической моделью современности.

Весь дизайн – по сути, абстракционизм. Когда вы думаете о том, в какой цвет покрасить стену в доме, вы на самом деле выбираете состояние, в котором будете жить. Дизайн – это сознательная манипуляция состояниями, причем не измененными и не высокими. Нельзя же сказать, что грусть ниже или выше, чем радость, и наоборот.

Мы не можем сказать, что состояние сиреневого цвета хуже, чем состояние желтого. Это и есть территория дизайна: вы красите стену в определенный цвет и создаете состояние, в котором будете жить. Фэн-шуй основан на том же: переставьте шкаф – и тогда изменится состояние.

А тайм-менеджмент, планирование – это тоже дизайн?

Да, это технологии, которым можно научиться. Сегодня уже многие понимают суть данных явлений. Именно состояние становится главным параметром нашей жизни.

Мы можем управлять своими состояниями в дизайнерской парадигме?

Да, разумеется. Причем интересно, что еще в XVIII веке, в эпоху рококо, уже было это понимание. Посмотрите на Зимний Дворец в Санкт-Петербурге – в нем стены сотен залов покрашены в свой цвет. Каждый из них – в определенном эстетическом модуле. Таким образом, мы получаем сотни различных свойств, где каждая комната не просто декорирована, но и дает определенное состояние. Есть и гастрономический дизайн. Можно пить черный, зеленый, красный или белый чай, использовать различные специи для приготовления блюд. Дизайн как идею можно распростра- нить на любую область жизни. Какое состояние сегодня вы хотите надеть вместе с одеждой, какое состояние хотите попробовать с новым блюдом… Это и есть дизайн состояний, определяющий декорации жизни и влияющий на качество вашего бытия.

20.08.2018 13:29:18
0
273

Комментарии:

Внимание: HTML символы запрещены!